Новая промышленная революция и социальная экономика появятся через киберпланирование  4

Научная школа

05.05.2021 12:56

Ангелина Потеряйко

2459  6.3 (9)  

Новая промышленная революция и социальная экономика появятся через киберпланирование

фото: www.teknoliva.com

Запад заговорил о социальной экономике. Но связывает он её не со стратегическим планированием и не с условиями, при которых достигается сбалансированность развития всех отраслей, а со спонтанным технологическим развитием для удовлетворения социальных потребностей.

Ставшая мемом Всемирного экономического форума «Четвертая промышленная революция», по задумке своих авторов, должна использовать BigData и искусственный интеллект (ИИ) для связи физических объектов - транспорта, домов, бытовых приборов – между собой. При этом некоторые адепты ИИ кричат во всё горло, что новые технологии напрямую формируют общество, создают новое богатство.

Однако не стоит доверять их громкому голосу – только общество может и должно определять направление исследований и разработок и решать, как использовать технологии.

Десять лет назад некоторые лидеры общественного мнения и так называемые эксперты надеялись, что предприятия малого бизнеса и некоммерческие организации будут главными игроками на рынке новых платформ и услуг. Вместо этого самые большие и лакомые куски принадлежат таким IT гигантам, как Google, Microsoft, Uber и Airbnb.

Существует серьезный риск того, что следующие поколения ИИ будут созданы крупным бизнесом, а гражданское общество станет бессильным сторонним наблюдателем. Таким образом, «социальная экономика» будет строиться без возможности для общества стратегически определять развитие и применение технологий для роста общественного блага.

Концепция «Четвертой промышленной революции» декалрируется как концепция Всемирного экономического форума, а транснациональные компании и правительства некоторых стран с энтузиазмом принимают её. При этом реакция научного сообщества была проигнорирована. Существующая научная литература посвящена возможным социальным последствиям этой мнимой промышленной революции, только сосредоточена она, в основном, на этике, а не на путях увеличения роста общественного блага. Большая часть этих работ посвящена тому, как ИИ может угрожать таким ценностям, как истина, мир и демократия. Ученые с упоением перечисляют последствия алгоритмической войны: распространение фейковых новостей расовая или половая предвзятость, заложенная в ИИ-инструментах для принятия решений, злоупотребления технологиями распознаванием лиц и прочее. Всё это подбадривается чрезмерным финансированием центров этики ИИ во всём мире.

ИИ и другие передовые IT технологии неплохи для решения узкоспециализированных задач, которые, безусловно, могут оказать точечное положительное влияние на экономическое и политическое развитие, как региональное, так и мировое. Например, компания Aerobotics использует дроны и ИИ для обнаружения и борьбы с вредителями с целью повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Политики Тайваня применяют ИИ под названием Polis для организации демократических дебатов. Open Bionics использует робототехнику для производства протезов. MeshPoint производит устройства для создания одноранговых интернет-сетей в зонах бедствий и лагерях беженцев.

Тем не менее, программы, созданные крупными платформами, обещавшие новую эру умных городов, оказались неспособными завоевать общественное доверие из-за своих механизмов управления персональными данными, а именно, их получения, обработки и использования с целью извлечения прибыли.

Заглядывая вперед лет на десять, можно сделать предположение о том, что социальная экономика будет играть маргинальную роль в  навязываемой нам Четвертой промышленной революции – явлении, которое по сути является продолжением капиталистической системы, поставленной на цифровую платформу ускорения вычислений и документооборота.

Основные черты такой экономики имеют ярко выраженные черты беспринципного капитализма, так что о революции, направленной на улучшение жизни людей, здесь нет и речи:

- продукты ИИ создаются транснациональными корпорациями;


- отсутствие конкуренции между онлайн платформами;

- отсутствие открытого доступа к данным, так как они становятся важным ресурсом, вокруг которого разворачивается торговая война;

- отсутствие средств влияния на направление НИОКР или на науку в целом со стороны гражданского общества;

- рост безработицы, несмотря на уверения капиталистов о создании новых высокотехнологичных рабочих мест.

Другая беда «Четвертой промышленной революции» - это объявленная ЕС и США декарбонизация традиционных отраслей. К этому оголтелому и противоречащему науке и здравому смыслу процессу климатического раздербанивания мирового рынка в качестве инструментов подключены большие данные, ИИ и Интернет вещей. С их помощью принимаются решения о перераспределении инвестиционных потоков на «зеленые» технологии, разрушая или, в лучшем случае, трансформируя такие отрасли, как энергетика, транспорт и жилье, делая их менее доступными для бедных слоёв населения.

Отсюда в светлых умах адептов «Четвертой промышленной революции» всплывают идеи о безусловном базовом доходе, экономике общего пользования, социально ответственном капитализме – о мерах и шагах, которые могут теоретически и на короткий срок создать видимость улучшения социально-экономической ситуации. Их примитивная логика не предусматривает постановку задачи увеличить благосостояние людей без отказа от промышленности, мяса, удобных домов, традиционной дешевой электроэнергии, без сокращения численности населения планеты. Бухгалтерский подсчет балансов – углеродных, пищевых, энергетических, финансовых – вот их альфа и омега.

Западная школа экономической мысли, которая привела к этой глобальной манипуляции с Четвертой промышленной революцией, безусловно, проиграет игру с объективными экономическими законами и обществом: вместо взлета выстраиваемой ими экономической системы, поезд под названием «Инклюзивный капитализм» покатится под откос. Ни у транснациональных корпораций, ни у правительств нет схемы и опыта построения реактивного самолета для управления экономикой.

Единственными носителями таких знаний на сегодня являются российские ученые экономисты-кибернетики – представители научной школы стратегического планирования Н.И. Ведуты. Они утверждают, что настоящая (вторая, а не четвертая) технологическая революция заключается в росте эффективности государственного (глобального) управления экономикой для её прогрессивного развития.

Наблюдаемая сейчас во всем мире искусственная смена технологического уклада ведет к использованию достижений в области IT для контроля над человеческим поведением, его прогнозирования и управления. Это является самым простым путем установления диктатуры крупного финансового капитала над обществом и не имеет ничего общего с управлением экономикой, а тем более с социальной экономикой. Такая диктатура «цифры» имеет своей целью не только сохранение достигнутого уровня получения прибыли, но и его дальнейшее повышение в то время, как общество требует повышения уровня общественного блага для своего развития.

Для приближения второй технологической революции, направленной на постоянный рост общественного блага Научной школой создана альтернативная модель управления экономикой, способная построить настоящую социальную экономику, основанную на моральных принципах при использовании последних достижений IT-технологий – кибернетическая модель межотраслевого-межсекторного баланса Н.И. Ведуты. Алгоритмы расчетов балансов «затраты-выпуск» в режиме онлайн с учётом обратной связи от потребителей и производителей являются ядром ИИ, технологии, которая занимается обработкой правильно собранных данных, вычислением требуемых значений инвестиций – управляющего фактора модели.

Именно в такой кибернетической модели общество, давая обратную связь, способно влиять на развития экономики, на научные исследования и изыскания, на применение последних достижений IT. В данном случае решение о том, какой будет жизнь, принимают люди, а не машина – это и есть истинная демократия и свобода.

В таком ИИ нет места «черным ящикам», теневому бизнесу, коррупционной доле экономики, нет места лоббированию отраслевых и корпоративных интересов и бездумному принятию решений по федеральным и национальным проектам, высасывающим из бюджета колоссальные средства. В конечном итоге, такой способ управления экономикой снимает вопрос о расовом, социальном, половом неравенстве, ему не нужны технологии слежки за людьми и центры по этике ИИ.  Реализация принципов социально-эффективной экономики уже заложены в кибернетическую модель её создателями, которые руководствуются наукой, а не интересами капитала.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину