Госплан: новая версия  71

Экономика

31.10.2021 11:30

Елена Ведута

2083  5.6 (7)  

Госплан: новая версия

Фото: скриншот видео

Госплан: новая версия

Гости:

Леонид Григорьев

профессор ВШЭ

Елена Ведута

заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ им. Ломоносова

Константин Чуриков: Ну что, у нас для вас есть новости. В России может появиться новый Госплан, во всяком случае правительство утвердило проект цифровой такой трансформации. И вот, согласно этим планам, фактически де-факто будет восстановлен этот вот важный в советское время орган, но, конечно, в другом виде. Среди прочего вот наше правительство хочет контролировать «запросы и потребности экономических агентов для снижения стоимости продукции», вот это тоже очень интересно.

Возможно ли сегодня, в сегодняшних наших рыночных условиях вот таким вот цифровым образом планировать экономику и добиваться того, чтобы эти планы сбывались? Сейчас об этом подумаем.

Марина Калинина: Да. Елена Ведута с нами на связи, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ имени М. В. Ломоносова.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Елена Николаевна.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Елена Ведута: Здравствуйте. Я вас пока не вижу.

Марина Калинина: Елена Николаевна, давайте разберемся, много непонятного. Вот что это такое? Что планируется?

Елена Ведута: Только я вас не вижу пока, извините, не вижу вообще вас.

Марина Калинина: Ну, мы вас видим, так что…

Константин Чуриков: И вы нас слышите, самое главное.

Елена Ведута: А, ну ладно, тогда, значит, так, хорошо.

Я, скажу правду, была просто потрясена таким распоряжением правительства. И я считаю, что это такой качественный скачок, что правительство собирается скоординировать деятельность всех отраслей, секторов экономики, поскольку оно говорит об использовании межотраслевого баланса, а это и есть координация, в интересах наших людей, то есть роста реальных доходов граждан. То есть для меня правительство сегодня переходит на принципиально, качественно новую для себя основу, когда не просто каждый кто в лес, ко по дрова, а здесь будет как раз производиться координация в режиме реального времени, с учетом обратной связи.

Но когда считают, что это и есть старый Госплан, то очень глубоко ошибаются. Как раз старый Госплан работал вручную, и у него, к сожалению, не было вот этой динамической модели межотраслевого баланса, о которой говорит правительство, которая представляет собой систему алгоритмов, описывающих движение нашей экономики в сторону роста реальных доходов. Поэтому…

Константин Чуриков: Елена Николаевна, не так давно президент на этом Валдайском форуме говорил, что капитализм уже не работает. Сегодня мы видим вот как раз такую идею, о чем, кстати, вы часто в нашем эфире тоже говорили. Но возникает вопрос: здесь, как вот пояснили в пресс-службе Белого дома, ставится цель всего этого, «цель всего этого – снижение стоимости конечной продукции». Но ведь у нас бизнес, сегодняшняя экономика, наоборот, нацелена на рост стоимости конечной продукции. Не видите ли вы здесь каких-то противоречий?

Елена Ведута: Ну, опять-таки, сам по себе бизнес работает хаотично, ориентируясь сугубо на свою прибыль, максимизирует прибыль. В конечном итоге любой бизнес, как мы знаем, поглощается более крупным, и в таком хаосе, когда появится только один самый большой бизнесмен, который посмеет поглотить все остальные бизнесы, – это модель, которая ведет человечество к гибели, по большому счету.

И поэтому правильно сказал президент, что капитализм, какой он есть по своим основополагающим признакам, – это уже далеко не работающая система. То, что было в эпоху XIX века, когда была свободная конкуренция, когда он прогрессивно развивался, содействовал техническому прогрессу, это была одна система. Когда же он превратился в такой олигархический глобальный капитализм, который в качестве своей цели ставит именно поглощение всех остальных, и никакого абсолютно развития, а, наоборот, развитие вниз, для чего, кстати, Запад и цифрует поведение людей, чтобы, понимая, что из кризиса выхода мирного они не знают, не видят, и поэтому, чтобы удержать ситуацию, надо будущих голодных людей, за ними смотреть и контролировать их поведение.

В этом плане, конечно, президент, заявляя о том, что капитализм не работает, он дает как раз такой клич к созданию новых моделей, и, конечно же, цифровых. Мы же понимаем, что вручную ни одна модель не заработает, ни одни… Вот я много читаю статей, которые говорят очень красивые слова, призывают к патриотизму, но опять-таки без алгоритмов это не заработает. Те, кто даже очень увлекаются, говорят, что необходимо вернуться к Госплану, необходимо планировать, – без алгоритмов это не заработает. В мире идет война алгоритмов, и динамическая модель межотраслевого баланса для тех, кто иногда критически относится, что это старая модель, – ничего подобного. Здесь очень важно понимание, что она динамическая, то есть она представлена в виде тех самых алгоритмов…

Константин Чуриков: Да. Елена Николаевна, а планировать для чего? Для населения, сколько ему чего надо, или это планирование должно быть для бизнеса, сколько и чего он должен произвести?

Елена Ведута: Значит, смотрите, здесь планирование ведь идет каким образом? Есть, в конце концов, правительство, которое отвечает за то, как развивается наша экономика. Ориентирами для развития, естественно, являются наши потребности, людей. Здесь никто не говорит о том, как многим кажется, что правительство будет навязывать свои конечные продукты гражданам. Это люди говорят очень далекие от понимания, что такое динамическая модель. Как раз она учитывает влияние цен рынка на пропорции плана, потому что в зависимости от того, что нравится людям, соответственно, производители будут менять свое предложение в этом направлении, то есть будут осуществлять инвестиции в этом направлении. А государство в данном случае всего лишь координатор.

Почему? Потому что у него тоже есть его инвестиции, которые оно собирается использовать эффективно с точки зрения развития экономики, как они и сказали в этом распоряжении, в сторону сугубо роста реальных доходов граждан. Бизнес молодец, пусть себе на здоровье работает, но если бизнес желает иметь государственные инвестиции, то, соответственно, он должен выполнять соответствующие требования государства, которые накладываются на использование этих инвестиций, чтобы все дружно, все виды бизнеса, гармонично, скоординировано работали в интересах самого главного – роста реальных доходов граждан. И в процессе расчетов, поскольку вы сказали насчет стоимости конечного продукта, естественно, правительство будет в то время заниматься внедрением новых технологий, которые будут сокращать издержки на производство единицы продукта, это опять-таки такой серьезный расчет эффективности. И соответственно, одновременно и сокращая издержки производства, и координируя деятельность всех отраслей, двигаться с максимальной скоростью движения именно в сторону роста реальных доходов граждан. И плюс, как тоже сказано точно и четко, сохраняя необходимую степень нашей безопасности государства.

Марина Калинина: Елена Николаевна, смотрите какая история, у меня вот вопрос назрел.

Елена Ведута: Да-да.

Марина Калинина: Сейчас все-таки мы живем в рыночной экономике. Ну, она у нас, конечно, своя, особенная, российская, как обычно бывает во всем в принципе. И компании, которые занимаются производством той или иной продукции, они и сейчас ориентируются на спрос населения и производят то и в таком количестве, они собственный анализ проводят, и вот эти межотраслевые всякие связи есть и сейчас. Никакой бизнесмен не будет производить ту продукцию, которая не пользуется спросом, в любом случае. И все бизнесмены, которые приходят к нам в студию, и мы здесь беседуем на разные темы, они говорят, что не нужно им никакого государства, пусть оно им просто не мешает, оставит их в покое.

Елена Ведута: Я скажу, что это очень примитивное рассуждение с точки зрения бизнеса. Как правило, те, кто учатся у меня, представители бизнеса, прекрасно понимают, что в рамках нынешнего экономического хаоса малый бизнес выжить не может, средний бизнес будет поглощен, и, в конце концов, наши крупные корпорации будут поглощены более крупными западными корпорациями, угроза стоит безопасности государства. А мы говорим о чем? Да ради бога, пусть бизнес свободно действует. Но вопрос о том, кому предоставлять инвестиции с точки зрения развития нашей экономики в направлении улучшения жизни людей, это будет определяться в ходе расчетов вот этой самой координации, а не так, как наш бизнес привык, особенно крупный, лоббировать свои интересы, неважно как, через депутатов, через разные коррупционные схемы и т. д., и т. п.

Сказать, что сегодня какая-то у нас рыночная экономика, – это даже смешно. Да, есть цены на рынке, слава богу, там нет дефицита. И кстати, динамическая модель, она, естественно, учитывает потребительский рынок, то, чего не делал Советский Союз из-за того, что номенклатура хотели иметь привилегии и отключила влияние цен равновесия на траекторию развития нашего бизнеса, пусть он был государственный, неважно, это были наши производители. А сейчас речь идет о том, как смоделировать вот эту реакцию системы на изменение цен равновесия по правилам, что, если высокая цена, затраты низкие, соответственно, инвестиции направляются туда, где такое соотношение высокое, и, наоборот, если не пользуется спросом, инвестиции туда не направляются. Но…

Константин Чуриков: Елена Николаевна…

Елена Ведута: Сейчас, секундочку, закончу.

Константин Чуриков: Да-да.

Елена Ведута: Надо понимать, что любое изменение траектории любого производителя влияет автоматически на все производственные связи системы в целом. И вот не понимая, не видя их, не умея скоординировать тут же вот эти все изменения как единое целое, с тем чтобы принять правильное решение государству, куда направить инвестиции, как результат расчета, а не результат лоббирования, – это значит продолжить нынешнюю ситуацию хаотическую в экономике, когда люди беднеют, безопасность страны значительно ухудшается, и мы превращаемся фактически в цифровую колонию Запада. Если нашему бизнесу это нравится… Я не думаю.

Константин Чуриков: Объясните, пожалуйста, на простом примере. Вот у нас летом были жалобы на то, что морковь дороже бананов, или вот сейчас дорожает сильно капуста, не знаю, огурцы. Вот давайте на моркови. Вот как вот эта система планирования помогла бы?

Елена Ведута: Нет, на самом-то деле ведь система планирования, если она будет внедряться, именно кибернетического планирования, она вначале, вы не волнуйтесь, она не начинается с того, что влезает в жизнь людей, как мы любим делать эксперименты над людьми. Вначале идут расчеты с использованием сети вычислительных центров, чтобы наработать все механизмы внедрения этой системы, учитывая, что и бухучет должен будет изменяться под эту систему, и статистика будет другая, потому что требование координации заставит все это менять. Поэтому, что касается моркови, я могу сразу сказать, тут ясно, что опять-таки сработала стихия, никто не считает, сколько нужно людям моркови, хотя это первое и жизненно необходимое.

Константин Чуриков: Да, гречки сколько нужно, туалетной бумаги, да.

Елена Ведута: Никто ничего не считает, все хаос. Морковь, значит, была невыгодна в том году, в предыдущем, для производителя, слишком много затрат. Действительно, сельскохозяйственная продукция – это достаточно высокие затраты. И переключились на что? Гораздо проще закупить какому-то бизнесу, дать свои инвестиции так называемые в то, чтобы закупить в другой стране бананы по дешевке и вот здесь продавать эти бананы. Их количество оказалось очень высоким. А заниматься у нас в стране сельским хозяйством – это очень тяжело, я всегда перед фермерами готова снять шляпу, потому что дорогая у нас эта продукция.

Ну и поскольку, видимо, бизнес так вот стихийно переключился на бананы, может, когда-то он и был занят в том числе закупкой моркови где-то, например, на Украине, я так говорю, условно, например на Украине, где достаточно, предположим, дешевая морковка, или где-то еще в другом месте, а выяснилось, что нет, морковь как необходимый продукт, элемент борщевого набора, необходимый продукт, в отличие от бананов. И его как раз с точки зрения предложения оказалось очень недостаточно, и цена на него выросла.

Константин Чуриков: Да. Понятно. Спасибо большое, Елена Николаевна! Елена Ведута.

Марина Калинина: Елена Ведута, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ имени М. В. Ломоносова.

Константин Чуриков: Просто никто не знал в нашей стране на самом деле, что мы в борщ кладем морковь, бананы мы в борщ не кладем.

Марина Калинина: Владимир из Брянской области. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, вот у нас в Брянской области крупные холдинги, такие как «Мираторг», они заняли все поля, луга, где можно, огородили сетко-рабицей и выращивают говядину, так называемую мраморную говядину. Ну, говядина данная кому, наверное, здесь по зубам? Она идет в основном на экспорт. А кто частники, у кого корова-две, они, чтобы выпас производить своей, с мая по октябрь платят 100 рублей примерно где-то с головы за выпас частникам уже, луга приватизированы уже.

Константин Чуриков: Мраморная говядина – она не по карману и не по зубам.

Зритель: Конечно, вот. И вы знаете, вот сейчас программы идут, гектар там где-то, Дальний Восток. Но у нас-то вот, центр, Брянская область, допустим, нет никаких ни стихийных бедствий, ни наводнений, ни землетрясений, можно как-то здесь возродить. Деревни когда-то были, еще до войны, где люди жили, семьи были большие, то есть расселение равномерно по территории населения страны. Почему только Москва вырывается в землю, метро там, – это же инфраструктура дорогая будет, ее содержать сколько надо средств. Во-первых, идут, как говорится, контакты между людьми, вот сейчас это тоже играет роль в заражении. А если бы были равномерно расселены у нас по территории… Черноземная, плодородная земля у нас…

Константин Чуриков: Да, сейчас можно было бы где-то и без масок ходить, да. Спасибо большое.

Сейчас у нас на связи уже будет Леонид Григорьев, главный советник руководителя Аналитического центра при Правительстве России, профессор Высшей школы экономики. Леонид Маркович, здравствуйте.


Леонид Григорьев: Меня Вышкой называйте, а не…

Константин Чуриков: Вот, Леонид Маркович, здравствуйте-здравствуйте.

Леонид Григорьев: Здравствуйте. Ну, я реально профессор Вышки в данном случае, потому что…

Константин Чуриков: Профессор Вышки Леонид Григорьев, замечательно. Леонид Маркович, я помню, вы…

Леонид Григорьев: Значит, Госплан…

Константин Чуриков: Давайте, да-да.

Леонид Григорьев: Я просто знал этих людей. Госплан был, конечно, прежде всего человеческим компьютером, люди блестяще знали экономику. И я разговаривал с людьми, они сразу понимали: вот если строим там предприятие, то станки оттуда, рабочая сила оттуда, шестеренки отсюда. Это потрясающие люди. У них работал… Госплана на Сахарова, он был уже в 1980-е гг. огромные центры, они считали. Но надо понимать, что это был не один Госплан, а это был Госплан плюс Госснаб, который обеспечивал все-все потоки материальных ресурсов, Госцен, который давал цены, Минфин и Гоструд, который давал зарплаты. То есть регулировалось вообще все, и базируется это вообще на государственной собственности.

Константин Чуриков: Вы знаете, Леонид Маркович, вы сейчас такие названия назвали, я думаю, прямо вот вся страна, знаете, прямо подумала: «Ох, сейчас бы Госцен, Госснаб, Гоструд!»

Марина Калинина: Ностальгия.

Константин Чуриков: И везде «гос-», и жили бы спокойно.

Леонид Григорьев: Нет, вот это и было то, от чего пришлось отказываться, потому что все зарегулировать невозможно, и по уму от этого надо было уходить. Вопрос как, уже прошли тот период. Значит, в то же время планирование на государственном уровне в мире при рыночной экономике – это нормальное явление. Всегда было индикативное планирование у французов, координация крупного бизнеса, координация крупных национальных проектов – это нормальное дело в рыночной экономике. При этом зарегулировать производство моркови невозможно, вы не можете приставить чиновника к каждым десяти фермам и рассказывать, сколько надо моркови, все равно никто этого не знает. Поэтому я не преувеличивал бы степень предполагаемой зарегулированности.

Но то, что надо считать и координировать действия… Государственные компании в России, как и во всем мире, производят массу всего и инвестируют свои деньги, частично берут кредит, частично выпускают облигации. Но есть большие деньги у государства, и оно хочет их рационально инвестировать. Вот координация больших проектов регионального развития, отраслевого развития и фокусировка на передовых областях, которые надо развивать, будучи в XXI веке, и дальше, – это дело требует стратегического планирования, об этом как бы уже, по-моему, никто не спорил, кроме уж совсем любителей, так сказать, какого-то…

Поэтому нынешняя экономика работает, так сказать, в определенном режиме, полностью невозможно зарегулировать, в частности, потому, что может быть урожай чего-то в одном году, неурожай в другом, и слава богу, люди должны стараться сами. В конце концов, человек своим управлением, своими идеями, своими инновациями, своим трудом повышает производительность труда и решает вопрос конкурентоспособности страны, государственный…

Марина Калинина: Леонид Маркович, извините, что я вас прерываю. А скажите, пожалуйста, тогда, что мешает государству сейчас, у которого есть деньги, делать инвестиции, строить государственные предприятия, государственные заводы и создавать государственные рабочие места?

Леонид Григорьев: Я понимаю. Значит, понимаете, в чем дело, государственные предприятия доказали свою неэффективность. То есть в ряде случаев государство… В мире масса отраслей, построенных государством, потом ушедших в какие-то смешанные формы, иногда в частные, полусмешанные, иногда удачно, иногда неудачно, то есть вопрос о том, что можно делать какое-то смешанное управление. Но если мы сейчас построим государственный трест по строительству, государственные стройпредприятия и начнем все строить, это все начнется тогда через 5–10 лет, а речь идет о том, чтобы эффективно использовать те мощности, которые у нас есть, и те мозги, те деньги, которые есть у компаний у самих. Но им можно дать дополнительные стимулы. Скажем, у нас страна, где больше частной собственности на квартиры, чем в США, там больше арендуют, чем у нас. Ну и что, прекрасно живем, мы же не собираемся возвращаться к государственной собственности, ну так и тут.

Константин Чуриков: Леонид Маркович, но если вы говорите, государство неэффективный вообще хозяин, только бизнес все так расставит по полкам…

Леонид Григорьев: Нет-нет, государство… Не надо, не надо, я сказал совершенно конкретную вещь.

Константин Чуриков: Так-так-так.

Леонид Григорьев: Не будем путать слушателей.

Константин Чуриков: Давайте-давайте.

Леонид Григорьев: Строительство заново госпредприятий в ряде случаев возможно.

Константин Чуриков: Вот.

Леонид Григорьев: И делается. Но в принципе делать заново государственную экономику – это такая морока, которая, как говорится, мало не покажется.

Константин Чуриков: Да, но, с другой стороны, «Газпром» государственное же, да, предприятие в принципе?

Леонид Григорьев: Что именно?

Константин Чуриков: «Газпром», «Газпром».

Леонид Григорьев: «Газпром» – это практически коммерческое предприятие, в котором государство имеет золотую акцию, поэтому влияет на принципиальные решения. Функционирует оно абсолютно рыночно.

Константин Чуриков: Так. «РЖД» тоже государственное предприятие?

Леонид Григорьев: Нет.

Константин Чуриков: Нет?

Леонид Григорьев: Это акционерная компания с большой долей государственного участия…

Константин Чуриков: Ну вот, да, но все-таки государственное участие.

Леонид Григорьев: …и с возможностью государства принимать целый ряд принципиальных решений.

Константин Чуриков: Я просто про то, что, понятно, здесь я привел «РЖД», естественная монополия. Но все-таки получается, что государство-то, в общем-то, вполне себе участвует в экономике, да, и ничего в этом плохого нет.

Леонид Григорьев: Конечно, конечно. Но речь же идет о планировании, речь идет не о смене собственности, речь идет о координации. Вы думаете, тарифы «РЖД», их что, просто так, что ли, только «РЖД» назначает?

Константин Чуриков: Нет, это правительство назначает, я знаю, да.

Леонид Григорьев: Это большая система согласований.

Константин Чуриков: Да.

Марина Калинина: А скажите, Леонид Маркович, а есть, кто будет это считать вообще? Какие специалисты?

Леонид Григорьев: Значит, есть, конечно. Во-первых, есть несколько очень сильных центров аналитических, плюс есть мощности у самого Министерства экономики. И в принципе вы не можете посчитать сразу все, но у нас есть закон о стратегическом планировании, в котором, вообще говоря, должны вырабатываться… стратегические. Но мы перешли, вот последние годы использовали метод национальных проектов, потому что у государства образовались средства и оно решило, так сказать, сконцентрировать свои усилия на наиболее важных, перспективных направлениях, что правильно, это можно было, так сказать, и раньше начать.

Но дело в том, что все равно вы принимаете проекты, хорошо, если у вас они будут не координированные, будут идти рядом, деньги да, а рабочая сила где, как? Посчитать и размещение географическое, и наличие ресурсов что по импорту, что самим производить, в ряде случаев придется действительно быстро давать деньги кому-то в промышленности, в частной или в государственной, потому что у нас есть государственные предприятия, чтобы они, скажем, начали производить что-то, что понадобится через 2 года, когда построит какая-нибудь другая компания коробку…

Константин Чуриков: Так, давайте еще звонок послушаем. Наталья, Краснодар, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Я экономист старой закалки. Я знаю, что у нас потребление на душу населения рассчитывало здравоохранение, то есть там картофеля на год надо 100 килограммов, помидор свое количество, лука 20 килограмм, понимаете. В основе лежали нормы и нормативы, на все абсолютно. То есть надо поднимать вот эти потребительские нормы, тогда мы будем знать, сколько чего нам надо людям производить, понимаете, и обязательно хранение при этом.

Константин Чуриков: Ну да, а сейчас, в общем-то, нормой является, скажем так, такой видимой, заметной нормой является, что у нас, получается, минимальный размер оплаты труда, прожиточный минимум, вот и вся норма.

Леонид Григорьев: Нет, ну, товарищи, ну потребление же известно, известно, оно совершенно изменилось с советских времен, это совершенно другая структура потребления, другая структура доходов. Тогда как раз зарегулировали все, мы и влетели в экономический кризис в конце 1980-х гг., это был тяжелый кризис, ха-ха, и мы это все тогда знали. А теперь так забывают, вспоминают, что это такое было, – был тяжелый экономический кризис. У нас экономика лет 5 стояла, примерно вот период после Горбачева, как говорится.

Константин Чуриков: Да. А почему вот сейчас нам многие зрители по-прежнему продолжают писать, что они считают то, что сейчас происходит, это тоже тяжелый экономический кризис? Они пишут о том, как им не хватает денег на лекарства, на питание качественное в соответствии с нынешними нормативами.

Леонид Григорьев: Мы не можем на каждом вопросе решить все проблемы переходных 30 лет сразу. Я знаю, я не первый раз на передаче, меня все время спрашивают: «А теперь расскажи за все 30 лет». Значит, как мы их прошли, не очень удачно девяностые мы прошли, и я совершенно не в восторге от той экономики, которая сложилась. Я живу в этой стране, как говорится, вместе со всеми. Но мы могли бы пройти это лучше, и я думаю, что координация усилий крупного бизнеса и государства и фокусировка на национальных проектах, элементы стратегического планирования, в том числе с расчетами, как это связано, важны.

Для государства, в частности для бюджета, это важно, потому что есть большой госзаказ и нужно хорошо понимать, кто его выполняет, на какие средства. То есть есть много задач, которые в любом случае надо считать, тем более что, учтите, нас еще санкциями обложили, чем больше санкций, тем больше надо самим внутри производить того, чтобы иметь импортонезависимость по ключевым показателям. То есть тут есть что считать, и я думаю, что найдется, кому считать.

Константин Чуриков: Так, нам зрители пишут, значит: «Госплан – следующая по списку сказка для народа». Значит: «В любом деле без планирования все приводит к краху». А кстати, да, мы семью планируем, детей планируем, расходы планируем, ну просто вот мы сами, да, поездки даже, когда они были, мы планировали. Так вот, возвращаясь все-таки, стратегически, да, ваше мнение, планировать государству надо?

Леонид Григорьев: Надо иметь стратегическое планирование, надо иметь координацию, надо считать, есть методы, взаимосвязи, и надо координировать деятельность крупных компаний, особенно в том случае, если государство дает существенные деньги, капиталовложения. Но это не заменяет малого, среднего бизнеса, вообще он должен жить, так сказать, достаточно… Он должен вкалывать, его функция вкалывать. Невозможно координировать миллионы мелких предпринимателей, дайте им нормально работать.

Но есть масса принципиальных задач, которые весь мир считает, разными способами координирует. В Германии создаются всякие комитеты, собираются представители фирм, они координируют на уровне фирм. Сейчас Европейский союз затеял «зеленую» трансформацию, собирается давать деньги, но он собирается давать деньги на определенных условиях на определенные проекты, это будут элементы планирования. Вы можете назвать их по-разному, но координация действий крупного бизнеса на страновом и межстрановом уровне существует, это нормально, и надо грамотно это делать.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Леонид Григорьев, профессор Высшей школы экономики, был у нас в эфире.

Мы планируем дальше беседовать на всякие личные темы, да, через 2 минуты.

Марина Калинина: Да.

Константин Чуриков: Потому что впереди 9 дней, уж не знаю, для кого семейного счастья, для кого семейного ада…

Марина Калинина: Ну, они уже, собственно, начались в Москве по крайней мере…

Константин Чуриков: …и надо как-то тоже тут что-то планировать.

Марина Калинина: Ага.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину